Критика – не всегда благородное дело

А как быть с нашими согражданами, позиционирующими себя как лезгины, но оказавшимися далеко от родных мест и не имевшими возможности общаться на родном языке и тем не менее внесшими неоценимый вклад в нашу историю и культуру? Это и представители знаменитой семьи Лезгинцевых, и многие другие академики, генералы и иные выдающиеся наши соотечественники. Почему они на определённых мероприятиях или при общении в соцсетях по воле некоторых радетелей национальных интересов должны чувствовать себя чуть ли не людьми второго сорта? Ведь, не говоря уже об этической стороне дела, ещё неизвестно, кто внёс или вносит больший вклад в культуру своего народа. Проживший в республике человек может лучше знать лезгинский язык, но прошедший университеты и академии знает много такого, чего не может знать хорошо владеющий родным языком. Вызывает сожаление позиция некоторых дагестанцев, ставящих в неловкое положение людей, по не зависящим от них обстоятельствам не владеющих столь хорошо родным языком.

Здесь показателен пример обращения академика Гусейнова к участникам форума. Он начал свое  выступление на лезгинском языке и, сказав буквально следующее: «Уважаемые товарищи! В самом начале разрешите мне свои несколько слов сказать на русском, потому что я немного боюсь допустить ошибки перед вами, мастерами лезгинского языка» – перешел на русский. Для интересующихся приведу выступление академика полностью:

«Ваша встреча имеет исключительно важное значение. Ведь для жизни народа язык и культура не то что очень важные вещи, а без них не существует и самого народа. Могут существовать и существуют лезгины, которые не знают лезгинского языка и не очень приобщены к лезгинской культуре, тем не менее они не перестают быть лезгинами. Есть такие лезгины, которые говорят только на своем языке и знают только свою культуру. Они не становятся от этого больше лезгинами. Т.е. отношение к языку и культуре отдельного человека может сильно варьироваться, но что касается народа, то без языка и культуры его не существует вообще. И поэтому тот факт, что вы собрались обсудить эту проблему, сам по себе является в высшей степени знаменательным фактом. Конечно, вы лучше, чем кто-либо, рассудите, что в этом отношении надо делать, но я бы со своей стороны просто как рядовой лезгин, болеющий за свой народ, хотел бы высказать буквально две мысли.

Первое. Мне кажется, нам сейчас необходимо иметь небольшой набор книг, которые дают представление о лезгинском языке, грамматике, синтаксисе лезгинского языка. Может быть, надо переиздать замечательные книги Магомеда Гаджиева. Надо иметь также небольшую, но хорошо составленную книгу для чтения по лезгинской литературе. Надо создать также поэтапный учебник изучения лезгинского языка. Словом, надо создать тот необходимый минимум методически хорошо обработанной литературы, который помогал бы лезгинам и в Дагестане, и в особенности тем, которые живут за пределами Дагестана, изучать этот язык. Это первое.

И второе. Лезгинский язык существует в условиях двуязычия – лезгинского и русского. И вот этот факт надо знать, осмыслить и принять как величайшее благо. Разумеется, излишнее насыщение лезгинского языка русскими словами портит язык и иногда оказывается комичным. Но вместе с тем надо понять, что без апелляции, без использования многих русских слов сейчас лезгинский язык и не может существовать. И мне кажется, что одна из важнейших задач состоит в том, чтобы найти какое-то правильное решение этого вопроса: бороться за чистоту и аутентичность лезгинского языка, но без того, чтобы искусственно обеднять его, чтобы мы не отбросили огромный, уже почти вековой опыт существования лезгинского языка в условиях русско-лезгинского двуязычия.

Вот, пожалуй, эти два вопроса, две проблемы, с моей точки зрения, могли бы также войти в повестку вашего обсуждения. Желаю вам больших успехов. Мы, все лезгины, будем следить за вашей работой, за теми выводами, которые вы сделаете. И очень надеюсь, что ваше собрание, ваше совещание даст новый толчок для развития лезгинского языка и лезгинской культуры».

Как видим, академик А. Гусейнов подчеркивает, что общение языков – величайшее благо. С нашей стороны можем добавить, что мы живём в мире, где любая система, стремящаяся к изоляции от других, – идет к своей гибели. Выживают только взаимодействующие системы.